Главная » 2018 » Февраль » 2 » Третий пол и Болгарский Священный Синод
05:12
Третий пол и Болгарский Священный Синод
В Болгарии идет напряженная борьба вокруг ратификации Стамбульской конвенции[1] по борьбе против насилия над женщинами, фактически узаконивающей «третий пол» и гомосексуальные браки. /.../



Святой Синод БПЦ – БП, основываясь на библейской истине: «И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт. 1: 27), как выразитель восточно-православных христиан, составляющих огромное большинство болгарских граждан, /.../

ЗАЯВЛЯЕТ, что он против введения через Стамбульскую конвенцию понятий, несовместимых с болгарским общественным порядком, неизвестных в нашей национальной правовой системе, а также против привнесения идей, несовместимых с верой Святой Православной Церкви /.../

Болгарский парламент своей позицией по Стамбульской конвенции ясно даст знать, к чему он прислушивается: к голосу народа или к другим голосам. И не защищает ли теории, являющиеся продуктом социальной инженерии и затрагивающие сами основания общества – человека, его веру, семью и нравственные ценности.

Для Святого Синода БПЦ – БП, исходящего из данной принципиальной позиции, несомненно, что Стамбульская конвенция далеко выходит за провозглашаемые ею цели, на основании следующего:

1. /.../

В аутентичном тексте конвенции понятие «гендер» (gender, genre) категорически отграничено от понятия «пол» (sex) как новое, иное понятие, неизвестное в болгарском правопорядке. Самого по себе этого факта достаточно для несогласия [с конвенцией]. Пол может быть определен только биологически, ибо мужчина и женщина – творение Божие.

2. В ст. 3 «Определения» в пункте «в» для целей конвенции дается определение понятия «пол» (gender), при этом «пол» «означает социально сконструированные роли, поведение, деятельность и характеристики, которые определенное общество считает подходящими для женщин и мужчин».

2.1. Азбучная истина такова, что в международном договоре или законе определения употребляемых в них понятий служат ключом к толкованию их содержания. Очевидно, что данное определение относится к полу, отличающемуся от биологического, поскольку последний не нуждается в юридическом определении.

2.2. Не нуждается в комментариях частота употребления в конвенции терминов «гендер» (gender) и «секс» (sex) – факт, сам по себе показательный для разъяснения того, каков истинный смысл конвенции и какие цели она преследует, помимо благородных целей защиты женщин от насилия вообще и домашнего насилия в частности. Именно данная частота употребления термина «гендер» (gender) обусловливает необходимость определения в ст. 3, п. «в», понятия «пол» (gender) в аутентичном тексте /.../

3. Существование определения «пола» (или gender-а, в аутентичном тексте) в дефинитивной норме[3] международного договора или национального законодательства, даже без обсуждения его содержания, само по себе составляет проблему и категорически вызывает возражение, поскольку пол биологически детерминирован – это мужчина и женщина, а не является вопросом самоопределения.

БПЦ не принимает узаконения таких категорий, как «гендер», «гендерная идентичность», пол как «социально сконструированная роль», «гендерное понимание», «нестереотипные гендерные роли» и пр.

4. При систематическом, логическом и телеологическом толковании конвенции и из ее названия становится предельно ясно, что предметом защиты являются женщины и девушки, то есть один из установленных полов. В этом смысле наличие данного определения «пола» или «gender»-а в аутентичном тексте вступает в противоречие с названием конвенции и не вписывается в контекст, если только оно не нацелено на то, чтобы расширить охват защиты, как в настоящем случае. Или, в общем говоря, в предметный охват защиты благодаря понятию «gender» попадают также лица, которые определяются социальным полом, отличным от биологического, а не одни только женщины и девушки.

5. Определение gender-а не содержится ни в одном из перечисленных в преамбуле Стамбульской конвенции международных договоров и актов. В нашем национальном законодательстве не дается определения «пола», а также не дефинируются понятия «мужчина» и «женщина».

Неубедительны утверждения о том, что в конвенции не вводится понятие «третий пол», поскольку в определение пола или gender-а в аутентичном тексте конвенции уже вкладывается содержание, отличное от обоих биологических полов, хотя это четко и не прописано как «третий пол».

Некорректно утверждать, что понятие «пол» или «gender» в аутентичном тексте употребляется только для целей конвенции, поскольку в механизмах ее применения уже содержится ряд обязательств по изменению национального законодательства. /.../

Конвенция предусматривает меры по искоренению обычаев и традиций, связанных со «стереотипными ролями мужчин и женщин»

6. Вызывают беспокойство использованные выражения о принятии мер по искоренению обычаев и традиций, связанных со «стереотипными ролями мужчин и женщин» (ст. 12, п. 1 конвенции).

7. Ст. 4, § 3, конвенции гласит: «Применение сторонами положений настоящей конвенции, в частности мер по защите прав жертв, должно быть обеспечено безо всякой дискриминации по признаку пола, социального пола[4], расы, цвета кожи, языка, религии, политических и иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальному меньшинству, имущественного состояния, рождения, сексуальной ориентации, идентичности[5], основанной на поле, возрасте, состоянии здоровья, инвалидности, семейного положения, статуса мигранта или беженца или иного статуса».

Не вызывает сомнений, что данная норма не нуждается в толковании, поскольку положение дел здесь очевидно: налицо перечисление пола и социального пола: «sex» и «gender».

8. Вот почему ст. 6 конвенции обязывает государства проводить не политику, основанную на поле, как гласит болгарский перевод, а проводить гендерную политику (genderpolicy), как гласит аутентичный текст.

Для Святого Синода несомненно, что два данных положения – ст. 4, п. 3, и ст. 6 конвенции – будут определять ее всецелое применение в национальном праве. /.../

9. Из ст. 53 «Пояснительного доклада»[6] к конвенции становится ясно, какие группы людей включены в сферу защиты: «Определенные группы индивидов также могут претерпевать дискриминацию по признаку своей половой идентичности, что, попросту говоря, означает, что социальный пол, с которым они себя идентифицируют, не находится в соответствии с биологическим полом, приписанным им при рождении. Это включает такие категории индивидов, как, например, трансгендерные и транссексуальные люди, трансвеститы и иные группы людей, не соответствующие тому, что общество установило как принадлежащее к категориям “мужской” и “женский”».

10. В Резолюции Европейского Парламента от 12 сентября 2017 года на предложение о решении Совета по заключению Европейским Союзом конвенции Совета Европы о предупреждении и борьбы с насилием над женщинами и домашним насилием (COM(2016)0109– 2016/0062(NLE) говорится:

* п. «И» – «учитывая, что необходимо предпринять меры по прекращению вновь возникающего явления онлайн-насилия по признаку пола, в том числе оскорбительного отношения, запугивания, чинения препятствий, особенно по отношению к молодым женщинам и девушкам и ЛГБТ-лицам»;
* п. «С» – «учитывая, что некоторые группы женщин, такие, например, как женщины-мигрантки, женщины-беженки и ищущие убежища, женщины и девушки с инвалидностью, женщины-ЛГБТ и женщины цыганского происхождения, запуганы многосторонней дискриминацией, из-за чего они оказываются еще более уязвимыми для насилия по причинам, подпитываемым сексизмом вкупе с расизмом, ксенофобией, гомофобией, трансфобией или интерсексфобией, а также для дискриминации по признаку возраста, инвалидности, этнического происхождения или религии».

Не только женщины-ЛГБТ, но и все лица-ЛГБТ являются предметом защиты по конвенции

Из данных текстов Резолюции становится очевидно, что для Парламента Европейского Союза не только женщины-ЛГБТ, но и все лица-ЛГБТ являются предметом защиты по конвенции, а следовательно, нельзя утверждать, что данная категория лиц не включена в Стамбульскую конвенцию./.../

Уважаемые народные представители!

/.../

Руководимые горним и беспокоясь о будущем нашего народа как его духовные архипастыри, призываем Народное Собрание прислушаться к голосу народа и не ратифицировать Стамбульскую конвенцию, через которую вводятся понятия, вступающие в острое противоречие с нашей православной верой, национальными традициями и правовой системой.

Священный отеческий долг Святого Синода Болгарской Православной Церкви – Болгарской Патриархии – напомнить народу Божию слова Святой Библии: «Горе тем, которые зло называют добром и добро – злом, тьму почитают светом и свет – тьмою, горькое почитают сладким и сладкое – горьким!» (Ис. 5: 20).

полный текст тут
Прикрепления: Картинка 1
Категория: История | Просмотров: 34 | Добавил: UFO | Теги: религия, биология, законы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]