[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 3«123
Форум » Невероятно » Символы судьбы » Алхимия (Внутренняя алхимия как итог созерцания алхимических опытов.)
Алхимия
RalanaДата: Четверг, 28.11.2013, 16:19 | Сообщение # 31
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 558
Статус: Offline
CRACKEN, Кто по Вашему владел философским камнем?
 
CRACKENДата: Четверг, 28.11.2013, 16:27 | Сообщение # 32
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 500
Статус: Offline
«Настоящая цель алхимии заключается не в изготовлении золота, а в приготовлении лекарств!»— эти слова определили жизненное кредо Парацельса.



Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст фон Гогенгейм, по прозванию Парацельс, родился 10 ноября 1493 года близ поселка Эйнзидельн (кантон Швиц, Швейцария). По примеру своего отца Парацельс довольно рано начал изучать медицину в Германии, Франции и Италии.

Уже в годы учения Парацельс заинтересовался химией. Но самое большое значение Парацельс придавал применению химии в медицине, что привело к возникновению ятрохимии.

Когда Парацельс был студентом, в университетах химия как отдельная специальность не преподавалась. Теоретические представления о химических явлениях рассматривались в курсе философии в свете общих представлений о возникновении и исчезновении веществ. Экспериментальной же работой в области химии занимались многочисленные аптекари и алхимики. Последние, делая опыты по «трансмутации» металлов, не только открывали новые способы получения различных веществ, но и развивали натурфилософские учения древнегреческих философов Аристотеля, Эмпедокла, Левкиппа, Демокрита. Согласно этим учениям, все вещества в природе состоят из более простых частей, называемых элементами. Такими элементами, по Левкиппу и Демокриту, были атомы — мельчайшие частицы бескачественной первичной материи, различные только по величине и форме.

В 1515 году Теофраст получил во Флоренции степень доктора медицины. Но приобретенные знания не удовлетворяли Парацельса. Наблюдая, как часто оказываются бессильными у постели больного врачи с их знаниями, довольно мало изменившимися со времен античности, Парацельс решил усовершенствовать эту область, введя в нее новые представления о болезнях и методы лечения больных. При создании новой системы медицины Парацельс опирался на знания, полученные им во время путешествий по разным странам.

По его словам, он слушал лекции медицинских светил в крупнейших университетах, в медицинских школах Парижа и Монпелье, побывал в Италии и Испании. Был в Лиссабоне, потом отправился в Англию, переменил курс на Литву, забрел в Польшу, Венгрию, Валахию, Хорватию. И повсюду прилежно и старательно выспрашивал и запоминал секреты искусства врачевания. Не только у докторов, но и у цирюльников, банщиков, знахарок. Он пытался узнать, как они ухаживают за больными, какие применяют средства.

Затем Парацельс практиковал, опробывая все то, что узнал во время своих поисков. Служил некоторое время лекарем в армии датского короля Христиана, участвовал в его походах, работал фельдшером в нидерландском войске. Армейская практика дала ему богатейший материал.
Прикрепления: 6308462.jpg(46Kb)
 
CRACKENДата: Четверг, 28.11.2013, 16:28 | Сообщение # 33
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 500
Статус: Offline
В 1524 году Парацельс решил, наконец, прекратить странствия и поселиться в Зальцбурге; однако уже через год ученому пришлось срочно покинуть этот город, так как поддержка им борьбы крестьян против феодалов навлекла гнев городских властей.

1526 год ученый провел в Страсбурге, а в следующем году он был приглашен на должность городского врача в крупный швейцарский торговый город Базель. Парацельсу удалось вылечить одного богача, которому не смогли помочь лучшие лекари города. Его пригласили занять кафедру медицины в Базельском университете. На первой же лекции он перед глазами изумленных студентов сжег сочинения Галена и Авиценны и заявил, что даже завязки его башмаков знают больше, чем эти древние мокротники.

В городском университете Парацельс впервые стал читать лекции студентам-медикам на немецком языке вместо традиционной латыни. Так новый профессор боролся против догматической медицины средневековья, тесно связанной с теологией.

Философские взгляды Парацельса, изложенные им во многих трудах, сводились к следующему: между природой и человеком должна существовать гармония. Необходимым условием создания разумного общественного строя являются совместный труд людей и их равноправное участие в пользовании материальными благами. В философских работах Парацельса приводятся также основные доводы против богословской, враждебной естествознанию идеологии средневековья, дается резкая критика общественных отношений во времена феодализма и эпохи раннего капитализма.

В 1528 году Парацельсу пришлось тайком покинуть Базель, где ему угрожал суд за вольнодумство. Он вынужден скитаться в горных районах Ашенцелля, переходя из деревушки в деревушку, изредка врачуя крестьян.

Парацельс хотел остаться в Кольмаре, заняться врачебной практикой. Но задержался там всего на полгода. Он не мог смириться с невежеством, шарлатанством лиц, облаченных в докторские мантии, и в Кольмаре остался верен себе.

В Кольмаре о Парацельсе заговорили как об искуснейшем враче. Ему удавалось поднимать на ноги больных, которых другие врачи считали безнадежными. Популярность его росла. Однако его независимое поведение, резкие суждения о собратьях по цеху, отказ от слепого преклонения перед авторитетами пришлись по нраву далеко не всем. К тому же Парацельс занимался алхимией, усердно изучал труды восточных магов и мистиков. Человек увлекающийся, пытливый, он проявлял интерес ко всему, где, как ему казалось, можно открыть что-то новое. Он заблуждался, нередко попадал в плен суеверных представлений, терпел неудачи, но продолжал поиски. Все это давало пищу для разных домыслов о том, что Парацельс вступил в сношения с самим дьяволом. Положении усугублялось тем, что в Кольмаре продолжали сохранять свои позиции католики. Они-то ревностно следили за тем, чтобы никто не осмеливался выступать с суждениями, шедшими в разрез с установившимися представлениями. Только каноны, освященные католической церковью, признавались действительными, любая попытка подвергнуть их пересмотру объявлялась кощунственной. В любую минуту Парацельсу могли предъявить обвинение в ереси и учинить над ним расправу.
 
CRACKENДата: Четверг, 28.11.2013, 16:28 | Сообщение # 34
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 500
Статус: Offline
Из Кольмара путь скитальца лежал в Эслинген, а потом Парацельс перебрался в Нюрнберг, где он надеялся издать свои сочинения. К тому времени он написал немало. В его дорожном багаже лежало несколько сот страниц сочинения. Записывал свои наблюдения, делал выводы, высказывал собственные суждения. Он был необычайно работоспособен. Сохранились свидетельства о том, что Парацельс порой проводил за письменным столом по нескольку дней кряду, почти без сна.

Наконец ему улыбнулось счастье. Одну за другой ему удалось издать четыре книги. Но затем неожиданно последовало решение городского магистрата о запрещении дальнейшего печатания его произведений. Причиной тому было требование профессоров и докторов медицинского факультета Лейпцигского университета, возмутившихся сочинениями Парацельса. Они не могли принять новшеств Парацельса, ибо находились во власти сложившихся представлений, которые воспринимались как истина.

И тогда в отчаянии он бросил все и покинул Нюрнберг, направившись в Инсбрук, надеясь заняться, наконец, постоянной врачебной практикой, по которой изрядно истосковался. Но бургомистр не поверил, что появившийся в Инсбруке человек в оборванном платье и грубыми, как у простого мужика, руками — врач. Он велел самозванцу покинуть город.

Случайно узнав, что в Штерцинге эпидемия чумы, Парацельс идет в этот город. Обходя дома больных, приготовляя свои лекарства, он настойчиво пытался понять, в чем причина этого страшного заболевания, как можно предотвратить эпидемии, какими средствами следует лечить больных.

Но когда кончилась эпидемии, Парацельс оказался не нужен и в Штерцинге. Он вынужден был опять бродить по дорогам, меняя город за городом, надеясь, что в каком-нибудь из них городские власти все-таки удостоят его вниманием. Но даже там, где власти были бы и не прочь пригласить Парацельса, решительно возражало католическое духовенство, да и протестанты всегда считали Парацельса нежелательным лицом.

И вдруг ему неожиданно вновь улыбнулось счастье. В Ульме, а затем в Аугсбурге напечатали его труд «Большая хирургия». И эта книга сделала то, чего много лет добивался Парацельс. Она заставила заговорить о нем как о выдающемся медике.

Подобно алхимикам, Парацельс исходил из представления, что все вещества состоят из элементов, способных соединяться друг с другом. При разложении веществ элементы разъединяются. Но в отличие от алхимиков Парацельс подчеркнул вещественный характер трех начал: «серы» — начала горючести, «ртути» — начала летучести, «соли» — начала огнепостоянства. Считая, что каждый из четырех элементов Аристотеля должен состоять из этих начал, Парацельс писал: «Каждый элемент состоит из трех начал: ртути, серы и соли».

Существенно новым в учении Парацельса было то, что он таким же образом рассматривал состав всех тел, включая и человеческий организм. Человек, считал Парацельс, образован духом, душой и телом. Нарушение взаимного равновесия главных элементов ведет к болезни. Если в организме избыток серы, то человек заболевает лихорадкой или чумой. При избытке ртути наступает паралич. А слишком большое обилие солей вызывает расстройство желудка и водянку. Задача врача — выяснить отношение между основными элементами в теле больного и восстановить их равновесие.
 
CRACKENДата: Четверг, 28.11.2013, 16:29 | Сообщение # 35
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 500
Статус: Offline
Следовательно, это нарушенное равновесие можно восстановить при помощи определенных химических препаратов. Поэтому первоначальной задачей химии Парацельс считал поиск веществ, которые могли быть использованы как лекарственные средства. С этой целью он проверял действие на людей различных соединений меди, свинца, ртути, сурьмы, мышьяка. Особую славу приобрел Парацельс, весьма успешно применяя ртутные препараты для лечения широко распространенного в то время сифилиса.

Парацельс много занимался химическими опытами. Он составлял лекарства, экспериментировал и диктовал результаты секретарю, который записывал их и переводил на латынь. Многие из его мыслей были перевраны при переводе, а потом еще раз испорчены врагами.

Парацельса обвиняли в том, что он превратил живые тела в химические лаборатории, где различные органы, подобно перегонным кубам, печам, ретортам, реактивам, растворяют, мацерируют (размачивают), возгоняют питательные вещества».

Сегодня бы сказали, что Парацельс моделировал интересующие его процессы. Его химическая модель жизнедеятельности организма была грубой, но материалистической и прогрессивной для своей эпохи.

Итак, после выхода книги положение доктора Парацельса счастливо переменилось. Его принимают в лучших домах, к нему обращаются знатные вельможи. Он лечит маршала королевства Богемии Иоганна фон Лейпника. В Вене его удостаивает вниманием сам король Фердинанд.

Получивший признание вечный скиталец использовал это для того, чтобы наверстать упущенное. Опять дни и ночи просиживает он за столом, записывая свои мысли, стремясь успеть поведать людям о том, что узнал за свою жизнь, поделиться с ними своим опытом. Он верит, что выработанные им приемы лечения некоторых заболеваний, впервые введенные в лечебную практику лекарства, методика хирургических операций, которую он разработал, окажут немалую помощь медикам. Он словно чувствовал, что жизнь его клонится к закату. Годы скитаний, напряженнейшего труда, постоянной борьбы с недругами подорвали его организм.

Последнее его пристанище — Зальцбург. Наконец-то он может заняться врачебной практикой и писать труды, не заботясь о том, что завтра, быть может, ему придется перебираться в другой город. У него есть свой маленький домик на окраине, есть кабинет, своя лаборатория. У него есть теперь все, кроме одного — здоровья. Смертельная болезнь подстерегает его в один из сентябрьских дней 1541 года.

На могиле Парацельса в Зальцбурге поставили большой камень. Резчик высек на нем бесхитростную надпись:

«Здесь погребен Филипп-Теофраст, превосходный доктор медицины, который тяжелы раны, проказу, подагру, водянку и другие неизлечимые болезни тела идеальным искусством излечивал и завещал свое имущество разделить и пожертвовать беднякам. В 1541 году на 24 день сентября сменил он жизнь на смерть».
 
CRACKENДата: Четверг, 28.11.2013, 16:31 | Сообщение # 36
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 500
Статус: Offline
Цитата Ralana ()
Кто по Вашему владел философским камнем?


Надеюсь ответил
 
RalanaДата: Четверг, 28.11.2013, 16:38 | Сообщение # 37
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 558
Статус: Offline
CRACKEN, Парацельс прожил всего 48 лет. И умер от болезни... Вы считаете он владел философским камнем?
По мне так он был искусным врачом. Был ученым. Но вот утверждать что он владел философским камнем наверно не совсем верно.


Сообщение отредактировал Ralana - Четверг, 28.11.2013, 16:41
 
CRACKENДата: Четверг, 28.11.2013, 16:42 | Сообщение # 38
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 500
Статус: Offline
Ralana, безусловно владел, судя по тому как он жил и что делал.

Вот еще видео о нем нашел



В качестве примера, выбрал именно его, потому что Парацельс всегда оставлял за собой свободу выбора, кто бы и что ему не говорил.

Сам он об этом говорил так:

"Нужно всего-то помнить, что ты хотел изначально и всегда возвращаться к этому моменту. К тому времени, когда ты это начал"
 
RalanaДата: Четверг, 28.11.2013, 18:41 | Сообщение # 39
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 558
Статус: Offline
CRACKEN, За фильм спасибо. smile

Византия IV века была рассадником алхимических идей в Европе. После завоевания арабами Египта в VII веке они принесли наследие александрийской школы в завоеванную ими Испанию, которая стала вторым после Византии источником распространения алхимических идей в Европе. Греческая теория первоэлементов и египетская технология трансмутации встретились в древней Александрии и были развиты арабским алхимиками (Джабир ибн Хайян, Абу Бакр Мухаммед ибн Закария Ар-Рази и др.). Summa Perfectionis арабского алхимика Джабира (первая половина VIII века) известна как первый дошедший до нас классический труд по практической алхимии.



В VII веке началось победоносное шествие новой мировой религии – ислама – что привело к созданию огромного Халифата, включившего в себя Малую и Среднюю Азию, Северную Африку (включая, разумеется, и Египет) и юг Пиренейского полуострова в Европе. Арабские халифы, подражая Александру Македонскому, покровительствовали наукам.

На Ближнем Востоке – в Дамаске, Багдаде, Кордове, Каире – были созданы университеты, на несколько столетий ставшие главными научными центрами и давшие человечеству целую плеяду выдающихся учёных. Слово khemeia преобразовалось в арабском языке в al-khimiya, давшее название описываемому этапу.
Влияние ислама в арабских университетах было сравнительно слабым; кроме того, изучение трудов античных авторов не противоречило трём обязательным исламским догматам – вере в Аллаха, в его пророков и загробный суд.
Благодаря этому на Арабском Востоке могли свободно развиваться научные представления, в основе которых лежало научное наследие античности, в том числе и александрийская khemeia.

Теоретической основой арабской алхимии стало учение Аристотеля и его идея о взаимопревращаемости элементов. Однако для интерпретации опытных данных, касающихся свойств металлов, теория Аристотеля оказалась не слишком удобной, поскольку описывала, прежде всего, физические свойства вещества.

Арабский алхимик Айюб ал Рухави (769-835) давал следующее весьма громоздкое и туманное объяснение свойств металлов, основанное на аристотелевом учении: "Золото содержит больше влажности, чем серебро, поэтому оно более ковко. Золото жёлтое, а серебро белое, так как первое содержит больше тепла, а второе – больше холода.
Медь суше, чем серебро или золото, и её цвет более красен, т.к. она теплее. Олово более влажно, чем серебро или золото, так же обстоит дело и со свинцом.
Это объясняет, почему они так легко плавятся на огне. Больше всего влажности в ртути, поэтому она, подобно воде, испаряется на огне.
Что касается железа, то оно землистее и суше, чем все остальные, … и оно с трудом поддаётся действию огня и не плавится, подобно другим, если только плавящая сила не приведена в тесное соприкосновение с ним".

Развитие алхимической практики потребовало создания новой теории, основанной на химических свойствах веществ.
 
RalanaДата: Четверг, 28.11.2013, 18:42 | Сообщение # 40
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 558
Статус: Offline


Абу Муса Джабир ибн Хайян (721-815), в европейской литературе известный под именем Гебер, разработал ртутно-серную теорию происхождения металлов, которая составила теоретическую основу алхимии на несколько последующих столетий.



Джабир ибн Хайян создал теорию, призванную более конкретно объяснять свойства металлов (в частности, такие, как блеск, ковкость, горючесть) и обосновывать возможность трансмутации. Следует особо отметить, что ртутно-серная теория представляла собой попытку теоретического обобщения опытных данных в достаточно частном вопросе, не претендуя на всеобщность объяснения. Это в корне отличает её от классических натурфилософских учений. Суть ртутно-серной теории состоит в следующем.

В основе всех металлов лежат два принципа – Ртуть (философская Ртуть) и Сера (философская Сера). Ртуть является принципом металличности, Сера – принципом горючести. Принципы новой теории, таким образом, выступают как носители определённых свойств металлов, установленных в результате экспериментального изучения действия высоких температур на металлы. Важно отметить, что на протяжении многих веков принималось, будто действие высоких температур (метод огня) есть наилучший метод для упрощения состава тела. Следует подчеркнуть, что философская Ртуть и философская Сера не тождественны ртути и сере как конкретным веществам. Обычные ртуть и сера представляют собой своего рода свидетельства существования философских Ртути и Серы как принципов, причём принципов скорее духовных, нежели материальных. Металл ртуть, по мнению Джабира ибн Хайяна, представляет собой почти чистый принцип металличности (философская Ртуть), содержащий, тем не менее, некоторое количество принципа горючести (философской Серы).

Согласно учению Джабира, сухие испарения, конденсируясь в недрах Земли, дают Серу, мокрые – Ртуть. Затем под действием теплоты два принципа соединяются, образуя семь известных металлов – золото, серебро, ртуть, свинец, медь, олово и железо. Золото – совершенный металл – образуется, только если вполне чистые Сера и Ртуть взяты в наиболее благоприятных соотношениях. В земле, согласно Джабиру, образование золота и других металлов происходит постепенно и медленно; "созревание" золота можно ускорить с помощью некоего "медикамента" или "эликсира" (al-iksir, от греческого ξεριον, т.е. "сухой"), который приводит к изменению соотношения Ртути и Серы в металлах и к превращению последних в золото и серебро. Поскольку плотность золота больше плотности ртути, считалось, что эликсир должен быть очень плотной субстанцией. Позднее в Европе эликсир получил название "философский камень" (Lapis Philosophorum).
Прикрепления: 3079781.jpg(115Kb)
 
RalanaДата: Четверг, 28.11.2013, 19:13 | Сообщение # 41
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 558
Статус: Offline
Цитата CRACKEN ()
В качестве примера, выбрал именно его, потому что Парацельс всегда оставлял за собой свободу выбора, кто бы и что ему не говорил.

Сам он об этом говорил так:

"Нужно всего-то помнить, что ты хотел изначально и всегда возвращаться к этому моменту. К тому времени, когда ты это начал"


Обеими руками - За! Я это называю - быть честным с самим собой.
И вовсе не предлагаю отказаться от поисков философского камня. Я лишь предлагаю остановиться и осмотреться. smile Поверьте, иногда это полезно и для продолжения работ в области алхимии.
 
CRACKENДата: Пятница, 29.11.2013, 15:56 | Сообщение # 42
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 500
Статус: Offline
Псевдо-Гебер




В XIV в. в Европе получили широкое распространение приписываемые Джабиру сочинения «Сумма совершенств, или учение о высоком искусстве облагораживания металлов» (Summa perfectionis), «Книга об исследовании облагораживания металлов» (Liber de investigatione perfectionis), «Книга о философских печах» (Liber fornacum) и другие алхимические трактаты.

Предполагается, что эти трактаты написаны испанским алхимиком, подлинное имя которого осталось неизвестным. От имени легендарного арабского учёного он систематически изложил сведения по теории и практике алхимии.

В сочинениях Псевдо-Гебера приводится множество сведений из области практической алхимии. В частности, описывается аппаратура для различных химических операций: дистилляции, сублимации, фильтрации, коагуляции (отверждение) и других, а также способы отделения золота от серебра и серебра от свинца. Исторически важно и то, что Псевдо-Гебер описал сильные минеральные кислоты, в частности, азотную кислоту, которую впоследствии стали называть «крепкой водкой» (aqua fortis), и серную кислоту. Им описана также и «царская водка» (aqua regis), которую он получал перегонкой селитры, купороса, квасцов и нашатыря.
Сочинения

E. J. Holmyard (ed.) The Arabic Works of Jabir ibn Hayyan, translated by Richard Russel in 1678. New York, E. P. Dutton (1928); Also Paris, P. Geuther.
Syed Nomanul Haq, Names, Natures and Things: The Alchemists Jabir ibn Hayyan and his Kitab al-Ahjar (Book of Stones), [Boston Studies in the Philosophy of Science ] (Dordrecht: Kluwer Academic Publishers, 1994), ISBN 0-7923-3254-7.

Пять из его работ выжили, датировались приблизительно с 1310:

Свод perfectionis magisterii ("Высота Совершенства Мастерства").
Liber fornacum ("Книга Кадров"),
De investigatione perfectionis ("На Исследовании Совершенства"), и
De inventione veritatis ("На Открытии Правды").
Testamentum gerberi

Публикация частей корпуса началась в 1518 и продолжилась до 1541, когда более полное (и очень отредактировал) книга было издано. Являющийся самым ясным выражением алхимической теории и лабораторных указаний, доступных до тех пор — в области, где мистика, тайна, и мрак были обычным правилом — книги Псеудо-Джебера были широко прочитаны и чрезвычайно влиятельны среди европейских алхимиков. Это из латинских рукописей (корпус), что мы получаем первые рецепты для минеральных кислот.
Свод способствовал распространению алхимических теорий всюду по Западной Европе.
Согласно Линн Торндайк и Джорджу Сартону это была самая важная книга алхимии в позднесредневековый период.
Он предполагал, что все металлы составлены из объединенной серы и ртутных частиц и дали детализированные описания металлических свойств в тех сроках. Он также объяснил использование эликсира в преобразовании основных компонентов сплава в золото.

Pseudo-Geber защищал алхимию в Своде, дающем это устойчивое и представительное положение в Европе. Его практические указания для лабораторных процедур были настолько ясны, что очевидно, что он был знаком со многими химическими операциями.

Работы Псеудо-Джебера над химией не были уравнены в их области до 16-ого столетия с появлением писем итальянского химика Ванноксио Бирингуксио, немецкого минеролога Жоржию Агриколы, и немецкого алхимика Лазаруса Эркера.
Прикрепления: 3478050.jpg(63Kb)
 
CRACKENДата: Пятница, 29.11.2013, 16:07 | Сообщение # 43
Генерал-лейтенант
Группа: Заблокированные
Сообщений: 500
Статус: Offline
Алхимики-шарлатаны




Большое количество шарлатанов было при дворах коронованных особ. Одним из таких был Иоганн фон Рихтгаузен, который был при дворе короля Германии Фердинанда III. Он превратил в присутствии короля ртуть в золото. Но потом выяснилось, что он заранее растворил золото в ртути, а затем лишь испарил ртуть при помощи нагревания.

Еще один алхимик-шарлатан был при дворе Леопольда I. Он якобы превращал в золото цинк. Из этого золота даже чеканили монеты, но ни одной монеты так и не дошло до нашего времени.

Но самым известным придворным алхимиком, творившим невероятные вещи, считается Зайлер. Он на глазах Леопольда I и его придворных провел превращение ртути в золота в своей лаборатории. Опыт проходил так: Зайлер облепил воском щепотку красного порошка, которого он назвал философским камнем. Бросил эту щепотку и кипящую ртуть, затем перемешал толстой деревянной палкой. Затем повалил дым, всем пришлось отвернуться. Зайлер еще сильнее раздул огонь, бросил в ртуть угли, которые тут же сгорели. Затем остатки ртути перелил в плоскую чашку и все увидели, что металл стал желтым. Ювелир подтвердил, что это золото, причем очень чистое. Зайлера тут же возвели в рыцари. Но рецепт этого фокуса все таки был раскрыт. Палка, которой он перемешивал состав была полая и в нее был засыпан порошок золота, а отверстие залеплено воском. Угли тоже были полыми и золотым порошком внутри. Порошок быстро расплавился в ртути, затем ртуть испаряется под действием температуры и в чаше осталось чистое золото. А философским камнем был всего лишь оксид ртути.

В 20 веке было доказано, что ртуть всегда содержит небольшую примесь золота. Поэтому алхимики 20 века возобновили свои эксперименты, но уже с помощью электричества, пытаясь отделить золото от ртути. Получилось произвести золото в ядерных реакторах из изотопа ртути в результате захвата ядром электрона из электронной оболочки атома ртути, но количество золота было ничтожно мало
Прикрепления: 2041333.jpg(227Kb)
 
Форум » Невероятно » Символы судьбы » Алхимия (Внутренняя алхимия как итог созерцания алхимических опытов.)
Страница 3 из 3«123
Поиск: