Главная » 2012 » Февраль » 15 » Ожидаемая неудача
22:04
Ожидаемая неудача
Каждый старт в просторы Вселенной, а тем более целая программа – весьма недешевое удовольствие. Понятно, что космический аппарат – это предмет законной национальной гордости для страны, создавшей и отправившей его к звездам, показатель технического, научного и экономического потенциала державы.

И, конечно, запуск ракеты-носителя сопровождают мечты и чаяния ученых, надежды, что полет пройдет хорошо. Ведь задачи, ради которых создавался дорогой во всех смыслах небесный посланник, должны, по возможности, успешно выполняться и даже перевыполняться. Но, оказывается, был в истории космонавтики случай, когда никто из узкого круга посвященных особо на успех и не рассчитывал.

Марс – крепкий орешек


Исследование Марса давалось нашей стране, как, впрочем, и США, очень тяжело, особенно – посадка на Красную планету. На ней есть атмосфера, хотя и очень разреженная, плюс сильнейшие ветры. Поэтому сесть туда намного сложнее, чем на Луну с ее безвоздушным пространством, где аппарату нужен только тормозной двигатель, или на Венеру, где мощная, плотная вуаль атмосферы даже помогает «привенериванию», и немалый груз способен без проблем опуститься на поверхность планеты на небольшом парашюте. На фоне успехов исследования этих небесных тел особенно бледными казались познания о Марсе. Дабы восполнить пробел, СССР к 1973 году готовил целую партию беспилотных машин – четыре автоматические межпланетные станции. Это очень много, обычно стартуют одна или две.

  Звездная эскадрилья

 Программа полета в общих чертах выглядела так: «Марс-4» и «Марс-5» становятся искусственными спутниками Красной планеты и проводят целый комплекс обширных научных исследований, в частности фотографирование. А «Марс-6» и «Марс-7» доставляют спускаемые аппараты для зондирования атмосферы и посадки на поверхность.

 Самим же станциям следовало вести разносторонние наблюдения, находясь в межпланетном пространстве. Правда, подобной схеме сначала воспротивились производственники, управленцы и испытатели. Это ведь очень непросто: шутка ли – изготовить четыре сложнейшие машины, опробовать все бортовые системы и потом руководить полетом «Марсов» долгие месяцы. Но нелегкое решение было принято, и его пришлось выполнять. Подготовка к полету проходила более или менее гладко до самой отправки станций на космодром Байконур. Все четыре аппарата (а если разобраться – даже шесть: четыре орбитальных и два спускаемых) терпеливо ожидали запуска. И вдруг – чрезвычайное происшествие. А точнее – катастрофа.

Быстро не есть хорошо

 На заводе-изготовителе тестировали неисправную микросхему, выясняя, в чем причина брака. Оказалось, нарушена технология производства (ускорен ряд операций), причем не только в этом, единичном случае, но и для всей партии устройств. Через 6-12 месяцев в любой микросхеме возникали каверны, что приводило, конечно, к отказу аппаратуры. А все «Марсы» состояли из таких микросхем! Значит, если что – не поможет ни дублирование, ни троирование систем.

 Ситуация сложилась патовая, безвыходная. Запускать станции? И ждать, зная, что рано или поздно они перестанут отвечать на запросы Земли и превратятся в груду дорогостоящего металла? Или отменить старты? А это – десятки миллионов рублей (полновесных, советских, эквивалентных долларам) на ветер, а сами станции – под пресс. Кошмарная дилемма. Споры разгорелись нешуточные. И все же «Марсы» в июле- августе 1973-го отправились к своей планете-тезке. В СССР надеялись, что космические машины успеют послужить науке.



Частичный успех

Уже в сентябре, по сообщению ТАСС, «…ученые принимают меры по устранению нарушения в работе телеметрической системы одной из станций». Однако ликвидировать сбой так и не удалось. Далее ТАСС был вынужден вести сухую, бесстрастную хронику аварий всех космических аппаратов. «Станция "Марс-4” приблизилась к планете 10 февраля 1974 года. Вследствие нарушения в работе бортовых систем тормозная двигательная установка не включалась, и станция прошла около планеты на расстоянии 2200 километров от ее поверхности».

 Машина «просвистела» мимо Марса и затерялась в безбрежных просторах Вселенной. Вряд ли станция покинула пределы Солнечной системы – скорость для подобного действия была маловата. Скорее всего, она и сейчас мчится по неизвестной траектории между орбитами Марса и Юпитера. Если, разумеется, не разрушилась от лобового столкновения с астероидом или метеоритом. «Спускаемый аппарат станции "Марс-6” совершил 12 марта посадку на поверхность планеты. В непосредственной близости от поверхности Марса радиосвязь со спускаемым аппаратом прекратилась». «Спускаемый аппарат станции "Марс-7” после отделения от станции вследствие нарушения работы бортовых систем прошел около планеты на расстоянии 1300 километров от ее поверхности».

 Получается, только «Марс-5» до конца осуществил задуманное, но длился эксперимент, к несчастью, намного меньше положенного. Звездная эскадрилья потерпела крах. И все же кое-какие успехи были налицо. Впервые ученым удалось исследовать атмосферу Марса: измерить температуру, давление, химический состав (там обнаружились следы озона) и параметры водяного пара. «Марс-5» передал цветные фото поверхности (разрешение до 100 метров), исследовал магнитное поле Марса (в тысячу раз слабее земного, но в 7-10 раз выше межпланетного) и изучил рельеф. Так что ученые и производственники старались не зря.

Когда Галилей впервые увидел в телескоп Сатурн, ему тут же бросились в глаза непонятные «довески» – кольца Сатурна, которые он принял за отколовшиеся куски планеты. В то время было модно зашифровывать свои открытия и открывать широкой публике расшифровку (чтобы доказать свое первенство), только в том случае если открытие подтверждалось другими учеными. Галилей, следуя моде, опубликовал следующую анаграмму: «Smaismrmi elmepoetaleumibuvnenugttaviras», в которой по латыни была зашифрована фраза: «Altissimum planetam tergeminum observavi» («Высочайшую планету тройную наблюдал»).

 Открытие не подтвердилось. «Спутники» Сатурна оказались кольцами из космической пыли, кусков льда и камней, и Галилей не стал расшифровывать свою анаграмму. За него это сделал другой астроном – Иоганн Кеплер. Но его вариант расшифровки анаграммы выглядел так: «Salve, umbistineum geminatum Martia proles», что в переводе означает: «Привет вам, близнецы, Марса порождение». «Разгадав» таким образом загадку, Кеплер решил, что Галилей открыл два спутника Марса. Как отреагировал на это Галилей – неизвестно, но наличие у Марса двух спутников подтвердилось. Правда, только лишь через двести с лишним лет после смерти этих астрономов.

 Владимир ГРАКОВ

Источник
Категория: Космос | Просмотров: 1518 | Добавил: Pacak | Теги: Галилей, путешествия, марс | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]