Главная » 2014 » Март » 25 » Проклятие скифского царя
00:34
Проклятие скифского царя

В 1999 году у меня сложились не очень хорошие финансовые обстоятельства — это было связано с болезнью близкого человека. Срочно нужны были деньги, и довольно приличная сумма. Я побежал по друзьям-приятелям, по всяким банкам и часть денег нашел, но до нужного количества недоставало довольно прилично.

 

  Я продолжал поиски и встретился по этому поводу со своим приятелем, знакомым мне по старой службе. Он сказал, что может предложить мне возможность заработать нужную сумму, и даже еще останется, но дело рискованное. Должен заметить, что я до этого не фиалки собирал, так что рисковать мне было не привыкать.

 

 Я попросил приятеля разъяснить подробнее, и он рассказал, что есть работа гробокопателем на Украине. Это не то, что вы, скорее всего, подумали. Работа заключалась в том, что надо было вскрывать древние скифские захоронения и изымать оттуда археологические ценности. Дело, мягко говоря, не совсем легитимное, опять же, под землей и засыпать может, но за это и платят. 

 

Я человек роста небольшого, жилистый, закрытых пространств не боюсь, потому согласился. Тем более знакомец пообещал, что кидать меня не будут (он проследит), а также сказал, что по старой дружбе направит меня на «гарантированный» объект. Через неделю я оказался в чистом поле, в палатке с пятью такими же «археологами », у подножия здорового кургана метров 20-25 высотой. В этом кургане находился последний приют важного скифского начальника античных времен.

 

 Вокруг — поля с посевами и ничего больше. Приехал экскаватор, вскрыл курган, и начали мы прорывать старые скифские ходы к погребальным камерам . Дорылись до захоронения царя. Приятель не обманул — объект и впрямь был призовой: кольца золотые, цепи и бляха здоровенная нагрудная, по-моему, пектораль называется. Там еще погребения были — жены, слуги, еще какая-то публика. С них золота тоже очень хорошо взяли. 

 

 К нам настоящего археолога прикомандировали для оценки изъятого и профессионального руководства, так он рассказывал, что скифы эти (кстати, наши предки) отчаянные ребята были. А когда их царь помирал, они у него на могиле роту всякого народа клали из родственников и посторонних в честь его отбытия в мир иной.

 

 Компания у нас подобралась, как вы понимаете, не очень суеверная, но кое-что на донышке скребло. Старались вести себя аккуратно — косточки не тревожили без нужды, а если надо было, складывали в уголок скрупулезно. Царя этого разобрали бережно и тоже в уголок положили. Здоровый бычара при жизни был, доложу я вам, — метра два ростом. Около нас время от времени отиралась пьянь местная из окрестных сел. Так вот, один дедок из этих выпивох рассказал такую легенду, что, мол, этот вождь, которого мы откопали, был всем царям царь.

 

 Считалось у скифов, что он уже при жизни стал богом. Очень жестокий был и с большими сверхъестественными возможностями. Так вот, сказал этот царь перед смертью, что если кто его могилу тронет, тот и года не проживет. Я, помню, деду стакан налил и спросил: «Откуда ты знаешь?» Он выпил и что-то неразборчивое пробормотал про «испокон веков», про «из поколения в поколение ». Я ему сказал: «Какой «испокон веков», убогий? Вас же сюда после войны с Гапичины переселили?» 

 

 Он с темы съехал. Ну и ладно — забыли. Сезон закончился для меня очень удачно. Получил в три раза больше, чем ожидал. Накрыл своему благодетелю, что меня туда направил, грандиозную поляну. Просился еще на следующий сезон. Конечно, жаба придавливала, когда представлял себе, сколько взяли те, кто нас послал туда.

 

 Прошел месяц после этого, и тут-то началось непонятное. Мы, когда работали на кургане, перезнакомились, сдружились, координатами обменялись. И вот, по мелкой надобности, а скорее, так — поболтать, позвонил я в Одессу одному из своих «скифских» приятелей. Позвонил, а он не отвечает. Позвонил еще — на третий раз ответили, но не он, а какая-то женщина. Сказала мне, что приятель мой умер, а точнее, утонул третьего дня.

 

 Расстроился я, конечно, — мужик уж больно хороший. Ну что ж, бывает. Все там когда-то окажемся. Через две недели после этого позвонил мне археолог, который работу нашу курировал: «Как дела? Я буду у вас в командировке через три дня — посидим, обсудим планы на будущее». И сказал еще, что Михалыч, наш копатель, экспедитор и водитель в одном лице, скончался от инфаркта. Ну и ничего. Что же поделаешь — ему за пятьдесят было. Судьба.

 

 А через три дня археолог не приехал. Я перезвонил ему позже: сообщили, что в дороге под поезд попал — насмерть. Здесь я забеспокоился. Хотя из-за чего бы? Вроде все в порядке вещей. Люди смертны и, бывает, внезапно смертны. Но все равно как- то тревожно стало. Позвонил я еще одному соратнику, Степану, в город Псков. Когда звонил, сердце щемило от предчувствия. И точно! Погиб — машина сбила...

 

 Здесь я, как говорится, сел на измену. Подумал, может, мы что-то такое важное узнали, что нас решили валить? Так что мы знали? Состав изъятого в кургане? Это уйма людей кроме нас знала: те, кому мы товар сдавали, те, кому его перепродавали, и так далее. Я в этих делах немного разбираюсь (в свое время истфак педа окончил) — не было там ничего такого, чтобы начинать такую серьезную и дорогостоящую чехарду.

 

 Круг меж тем сжимался: мой благодетель, что меня в это дело устроил, скончался дома от укуса пчелы. Непереносимость пчелиного яда — анфилактический шок. Врачи ничего не смогли поделать. А он тоже в камеры с инспекцией лазил... Тут-то я и вспомнил того дедка-пьяницу с его легендой. Может, и правда, этот вождь мстит нам с того света за то, что его могилу потревожили?

 

 Читал я когда-то, что, когда могилу Тутанхамона вскрыли, все, кто при том присутствовали, померли. Но потом этот случай прояснили. Оказывается, там, в захоронении, жил грибок древний, а у современных людей нет от него иммунитета. А здесь что? Заметался я тогда, струсил, если честно, а что делать — не знал.

 

 Рассказал близкому человеку, из-за которой, собственно, весь сыр-бор приключился. Она у меня человек религиозный — забеспокоилась сильно. Ходила куда-то консультироваться и сказала, что мне надо жить теперь в нашем монастыре, а монахи за меня по ее просьбе молиться будут и, если до Господа домолятся, то он этого скифского духа погонит от меня.

 

 Год я жил в монастыре — работал по хозяйству. Представляете, как испугался?! На исходе года, как сейчас помню, был мне сон: стою я на кургане том погребальном связанный, на коленях стою, а здоровенный скиф-скии дядька в доспехах меня зарубить хочет. Как махнет мечом — нет, не выходит: останавливается меч. Еще махнет — то же самое, и так три раза.

 

 Я во сне чуть не умер со страха. Проснулся в поту и ужасе и пошел настоятелю рассказал, а он мне, мол, знак это: можешь проваливать — прикрыл тебя Господь. Вот и все. Сейчас я живенький и здоровенький. Смешно? Да? А мне не очень. Я пока в монастыре-то был, мой последний «скифский» соратник, Толян из Киева, в 27 лет умер во сне от остановки сердца. Вот так-то.

Анатолий ИВАНОВ

 

Комментарий специалиста

 

Случаи мести со стороны потревоженных покойников, конечно, редки. Однако эпизоды такие известны. Достаточно вспомнить о гибели семьи Панкратовых в Вологодской губернии в 1926 году. Глава семьи, находясь после возлияния на кладбище, справил, простите, нужду возле могилы известного в округе ясновидца и лекаря-травника.

 

В течение года сам Панкратов, его брат и дочь от первого брака скончались, хотя всегда отличались отменным здоровьем. Остальные близкие родственники тяжело болели, но обратились к молитве и остались в живых. Так что совершенно правильный и своевременный совет отправиться в монастырь дала главному герою его близкая подруга. Впрочем, самый надежный вариант — всегда вести себя по-людски: уважать и живых, и мертвых.

Виктор Степанович Желваков, парапсихолог

Категория: Рассказы | Просмотров: 1426 | Добавил: Pacak | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 6
+2   Спам
1 Ralana   (25.03.2014 01:04)
Все верно! Мир гораздо насыщенней чем мы его представляем. Видимый нашему физическому зрению мир составляет лишь малую толику от мира реального. То что не нам предназначено, трогать не следует. А совет парапсихолога очень правильный. Жить надо по людски.

2 Абракадабра   (26.03.2014 19:45)
Читаю такие рассказы, и думаю - как же правильно ? С одной стороны - нельзя беспокоить умерших. Но с другой - а как же археология ? Тогда вообще нельзя было производить никаких раскопок. И как же тогда что то узнать о прошлом ? О нащей истории?

3 Pacak   (26.03.2014 20:32)
Археология - это наука, а черные копатели это другая археология, хотя под проклятие попадают и те и другие)

+1   Спам
4 Ralana   (27.03.2014 15:58)
Так археология, это не обязательно захоронения раскапывать. Были поселения, есть архивы, есть очень много различных рукописей по монастырям, старинным замкам и т.д. Самое простое это курганы раскапывать... но ведь и в этом случае, утварь - это одно (история), а достойно перезахоронить останки - это другое (дань уважения к жившему когда-то человеку), но ведь этого не делается к сожалению.
К слову сказать, многие поисковики (часто именуемые черные копатели) гораздо бережнее относятся к найденным останкам, чем профессиональные археологи).

5 Абракадабра   (27.03.2014 16:16)
Я не о том, кто бережнее. А о принципе. В принципе НЕЛЬЗЯ вообще беспокоить могилы. Ни аккуратно, ни небрежно. Никак.
Но как же тогда история ? Значит все таки нужно ?

+1   Спам
6 Ralana   (27.03.2014 16:59)
Могилы трогать нельзя... История, она как правило из уст в уста передается. Смотрите: Сказки - сказы - сказывали. Если говорить об истории, то ее пишут как правило на основе каких либо документов, летописях и т.д. А раскопки дает возможность понять уровень культуры и мастерства того или иного народа т.е. дают представления о быте а не о том кто с кем воевал, кто на ком женился и .т.д. что собственно и является историей.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]