Главная » 2017 » Май » 7 » Сбежавшие из ада
00:33
Сбежавшие из ада
Сколько наших солдат и офицеров попало в плен за время Великой Отечественной войны, не подсчитано до сих пор. С немецкой стороны говорят о пяти миллионах, российские историки называют число на 500 тысяч меньше.

Как гитлеровцы обращались с пленными, известно из документов и свидетельств очевидцев. Около 2,5 миллиона человек умерли от истощения и пыток, 470 тысяч были казнены. Через концлагеря прошло еще больше - 18 миллионов человек из разных стран, из них 11 миллионов было уничтожено. В кошмаре лагерей случалось всякое.

Кто-то сразу покорялся судьбе, иные, спасая свою шкуру, пристраивались служить фашистам. Но всегда находились те, кто при минимальных шансах на успех все же решался на побег.

Угнал самолет

Это был 12-й боевой вылет 19-летнего Николая Лошакова. Мотор ЯК-16 дал сбой, летчик развернулся в сторону Ленинграда, который оборонял их полк в ноябре 1942 года. В бою подбил «мессершмитт», но оказался зажат в тиски двумя вражескими самолетами. Раненный в руку и ногу, Николай выпрыгнул с парашютом из горящего самолета над нашей территорией, но сильный ветер отнес его в сторону фрицев.

Пленного летчика немцы начали склонять перейти на свою сторону: решили, что юнец сбит в первом же бою и с перепугу согласится служить в их авиации. Поразмыслив, Лошаков согласился, а про себя решил - это лучший способ сорвать план фашистов о формировании эскадрильи из предателей. Его отправили на запасной аэродром в город Остров. Впрочем, к самолетам не подпускали. Зато свободу передвижения не ограничивали.

Нашелся Николаю помощник - пленный пехотинец Иван Денисюк, работавший заправщиком. Он смог достать немецкую летную куртку и пилотку, срисовать расположение приборов в самолете. 11 августа 1943 года на аэродроме сел грузовой «шторх», и немецкий летчик ушел отдыхать. Денисюк быстро заправил машину, Лошаков незаметно переоделся в немецкую форму, спокойно подошел к самолету, завел мотор и взмыл в небо.

Когда немцы поняли, что их облапошили, было поздно. Беглецы, преодолев 300 километров, посадили самолет на картофельном поле. Это был первый побег из плена на захваченном у врага самолете.
 

Ценный груз

Летчик-истребитель Михаил Девятаев попал в плен в июле 1944-го. Допросы, пытки, и Девятаева отправляют в лодзинский лагерь военнопленных, откуда он с товарищами через месяц пытается бежать. Их ловят, и теперь они - смертники, в робах с соответствующими нашивками - направляются в лагерь Заксенхаузен.

Тут 27-летнему Михаилу помогает местный парикмахер: он меняет бирку смертника на идентификационный номер обычного узника, умершего несколько дней назад. Под именем Григорий Никитенко Михаил попадает в Пенемюнде - полигон на острове Узедом в Балтийском море, где испытывались ракеты «фау». Пленные были нужны для выполнения неквалифицированной работы.
 

Михаил ДЕВЯТАЕВ угнал самый важный «хейнкель»

Мысль о побеге свербила постоянно. Вон же сколько самолетов кругом, а он летчик-ас. Но нужны были сообщники - такие, что не сдадут ни при каких обстоятельствах. Девятаев потихоньку собирал команду и старался поближе подбираться к самолетам, дабы изучить приборные панели. Бежать решили на бомбардировщике «Хейнкель-111».

На 8 февраля 1945 года десять заговорщиков выбили себе места в бригадах, которые должны были убирать аэродром. Заточкой убили конвоира, стянули чехлы с самолета, Девятаев сел за штурвал, и выяснилось, что аккумулятор… снят. А ведь каждая минута на счету. Бросились искать, обнаружили, привезли, установили. Машина завелась. Но взлететь с первого раза не смогла: Михаил не до конца разобрался с рычагами.

Пришлось разворачиваться на новый разбег. По полосе уже мчались нацисты. Летчик направил самолет прямо на них. Кто-то рванул к зениткам, другие поднимали на перехват истребитель. Но беглецам удалось оторваться от погони. Поднявшись над облаками, ориентировались по солнцу. Долетели до линии фронта, и тут по фашистскому самолету начали палить советские зенитки. Пришлось садиться прямо в поле.

Конечно, им не сразу поверили, что они - бежавшие из плена, а не перешедшие на сторону врага предатели. Но вскоре выяснилось, что из всех самолетов на полигоне смельчаки угнали тот, на котором была установлена аппаратура для запуска первых в мире баллистических ракет «фау-2». Так что они не только сами спаслись, но и доставили ценнейший для наших ученых-ракетостроителей груз.

Михаилу Девятаеву в 1957-м было присвоено звание Героя Советского Союза за вклад в советское ракетостроение. К сожалению, из десяти бежавших к концу войны только четверо остались живы.

Взбесившийся танк

Куммерсдорфский полигон в 30 километрах от Берлина служил немцам испытательным центром еще с конца XIX века. Во время войны туда доставляли захваченную в бою военную технику - для досконального изучения. Пленные танкисты тоже попадали в Куммерсдорф: чтобы понять, как действует танк в бою, нужен был экипаж.
 

Трепетное отношение русских к детям врагов поразило немцев (кадр из фильма «Жаворонок»)

Очередные стрельбы в конце 1943 года. Заключенным обещана свобода, если после испытания они останутся живы. Но наши знают: шансов нет. В танке командир приказывает слушаться только его и направляет машину на наблюдательную вышку, где находится все командование фашистов. Вызванный по тревоге бронетранспортер танк давит гусеницами на полном ходу и беспрепятственно выезжает с полигона.

В концлагере, что располагался неподалеку, танк сносит будку на проходной и часть ограждения - несколько узников сбегают. Когда кончится горючее, танкисты пойдут к своим пешком. Живым добрался только радист, но и он умер от истощения, успев лишь вкратце рассказать свою историю подполковнику Павловцеву. Тот попытался выяснить подробности у немцев, живших вблизи Куммерсдорфа. Но никто не захотел говорить, кроме дряхлого старика, подтвердившего историю со «сбежавшим» танком.

Дед признался, что больше всего их поразил эпизод с детьми, оказавшимися на дороге. Танкисты, которым дорога была каждая минута, остановились, прогнали детей и только тогда рванули дальше. Свидетелей этого случая не осталось, и его герои безымянны. Но история легла в основу фильма «Жаворонок», снятого в 1964 году.
 

Бунт обреченных

Польский Собибор был лагерем уничтожения. Но и на фабрике смерти требовались рабочие. Поэтому самых сильных оставляли в живых - до поры до времени. В сентябре 1943-го прибыла очередная группа советских евреев-военнопленных. Среди них 34-летний Александр Печерский, которого направили в строительную бригаду.

Он организовал подпольную группу и начал планировать побег. Поначалу хотели вырыть подземный ход. Но пробраться через узкий лаз нескольким десяткам людей - на это потребовалось бы значительное время. Решено было поднимать восстание.
 

Первой жертвой стал унтерштурмфюрер Берг. Он пришел в местное ателье на примерку костюма, а нарвался на топор бунтовщика. Следующим оказался начальник лагерной охраны. Действовали четко: одни ликвидировали руководство лагеря, другие перерезали телефонные провода, третьи собирали трофейное оружие.

Бунтовщики пытались пробраться к арсеналу, но их остановил пулеметный огонь. Решено было выбираться из лагеря. Часть погибла на минном поле, окружавшем Собибор. Остальные скрылись в лесу, разделились на группы и разошлись. Большинство беглецов, в том числе Александр Печерский, подались в партизаны. Уйти живыми удалось 53 узникам.
 

Каждому военнопленному выдавали металлический жетон с номером и названием лагеря.Если узник умирал, жетон ломали пополам, одну часть сдавали в комендатуру, вторую - закапывали в могилу

Охота на зайцев

Начало 1945 года. Австрия, концлагерь Маутхаузен. Сюда привезли советского летчика Николая Власова - Героя Советского Союза, совершившего 220 боевых вылетов. В плен попал в 1943-м, когда его самолет был сбит, а он ранен.

Фашисты даже разрешили ему носить «Золотую Звезду». Они хотели заполучить себе аса и призывали перейти в армию предателя - генерала Власова. А Николай пытался бежать из всех лагерей, где ему довелось сидеть. И в Маутхаузене организовал группу сопротивления.
 

Николай ВЛАСОВ

Сначала штаб, состоявший из нескольких человек, разработал план. В качестве оружия у них будут булыжники из мостовой, палки, разломанные на осколки умывальники. Охранников на вышках нейтрализуют струями из огнетушителей. Ток, пропущенный по колючей проволоке, закоротят мокрыми одеялами и одеждой.

Договорились с остальными. 75 человек, истощенных до того, что не могли ходить, пообещали отдать свою одежду: им уже все равно, а беглецы могли замерзнуть на десятиградусном морозе. Была назначена дата: в ночь на 29 января. Но нашелся предатель. За три дня до побега нацисты заживо сожгли в крематории 25 человек, среди них всех организаторов. Но это не остановило прочих. В ночь на 3 февраля узники исполнили свой план.
 

Из лагеря вырвалось 419 человек. 100 были убиты пулеметным огнем с вышек. На остальных объявили охоту. Подняли всех: военных, жандармерию, народное ополчение, гитлерюгенд и местных жителей. Приказали живыми не брать, трупы свозить на задний двор школы в деревне Рид-ин-дер-Ридмаркт. Убитых считали, зачеркивая палочки мелом на школьной доске.

Операцию назвали «Охота на зайцев в округе Мюльфиртель».
- Люди были в азарте! Стреляли во все, что двигалось. Беглецов находили в домах, телегах, скотных дворах, стогах сена и подвалах и убивали на месте. Снег окрасился кровью, - записал тогда местный жандарм Йохан Кохоут.
 

ЛАНГТАЛЕРЫ (сидят слева Мария и Йоган), их дети и спасённые русские: во втором ряду крайний слева - Михаил РЫБЧИНСКИЙ, справа - Николай ЦЕМКАЛО

Однако девять палочек на школьной доске остались незачеркнутыми. Среди выживших были Михаил Рябчинский и Николай Цемкало. Они рискнули забраться на сеновал одного из домов: в нем единственном не было портрета Гитлера. Затем Михаил, говоривший по-немецки, пошел к хозяевам - Марии и Йогану Лангталерам.

Набожные крестьяне, четверо сыновей которых были на фронте, решили помочь русским. Думали задобрить Бога, чтобы их отпрыски остались живы. Им удалось укрывать беглецов от поисковых команд СС до самой капитуляции. Сыновья Лангталеров действительно вернулись домой. А Рябчинский и Цемкало всю жизнь поддерживали связь со своими спасителями и даже навестили их в Австрии в 1965 году.
 

Загадочная зараза

Владимиру Беспяткину в 1941 году было 12. Его мать умерла за четыре года до начала войны, отца и старших братьев призвали на фронт, и мальчик остался с пятилетней сестренкой Лидой. Они жили на Донбассе, в заводском бараке, впроголодь. Приходилось выпрашивать хлеб у оккупантов. Однажды Володю схватили полицаи и отвезли в здание местного детдома.

Умоляя отпустить его, мальчик проговорился, что дома ждет маленькая сестра. Тогда в детдом привезли и Лиду. Сытнее в этом заведении не стало. Кормили варевом из горелого зерна с сожженных полей. За малейшую провинность избивали. Могли, разозлившись, вышвырнуть в окно с третьего этажа или полоснуть ножом по горлу. И, как выяснилось, проводили над детьми медицинские эксперименты. Единственной, кто старался хоть как-то помогать узникам, была заведующая фрау Бэтта - немка из Поволжья.
 

В карточку пленного вносили подробные сведения о нём вплоть до сделанных прививок

Самым страшным для детей было попасть в изолятор. Что там делают, они не знали, но оттуда никто не возвращался. Только увозили деревянные ящики и сжигали, а пепел зарывали в карьере. Однажды в изолятор попал Володя. В комнатушке их было двое.

У второго мальчика выкачали кровь, и он уснул, обессиленный. А Володе расцарапали тело металлической кисточкой. Через несколько часов он покрылся волдырями и осознал: его тоже увезут в карьер в деревянном ящике. Надо бежать! - Став взрослым, я много раз вспоминал эту ситуацию и понял, что спасла меня фрау Бэтта, - вспоминал Владимир Беспяткин. - Ночью медсестра уж очень нарочито захрапела, а окно кабинета оказалось открытым.

Я хотел позвать мальчика, у которого брали кровь, но оказалось, что он умер. Тогда я тихонько подошел к окну и сбежал. Ползком, перебежками, прячась, добрался до станции Щебенка и постучал в первый же дом. Ирина Омельченко, приютившая паренька, стала ему второй матерью. После освобождения Донбасса забрала и Лиду. Периодически проявляющиеся струпья беспокоили Владимира всю жизнь. Врачи так и не смогли понять, чем его заразили фашисты.
 

Пели и копали

В лагере Шталаг Люфт III содержались офицеры - летчики союзников, в основном британской и американской армий. Жили они совсем в других условиях, чем советские военнопленные: их неплохо кормили, разрешали заниматься спортом, устраивать театральные представления. Это и помогло им прорыть четыре глубоких тоннеля: звук работ заглушали хоровым пением.

В одном из ходов даже бегала вагонетка и были вентиляционные трубы, составленные из молочных бидонов. Рыли подкопы 250 человек. Каждому тоннелю дали имя. «Гарри» был самым длинным: 102 метра и проходил на глубине 8,5 метра. Сбежали за ночь 76 человек. Однако большинство были пойманы. 50 расстреляли, остальных вернули в лагерь. Только троим удалось выжить и добраться до своих.
 
Категория: Прочее | Просмотров: 919 | Добавил: Pacak | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 3
1  
Война - это всегда страшно. Сплошная трагедия, разбитые судьбы, физические и моральные страдания. Мне непонятно историческое беспамятство стран и политических лидеров, прикармливающих фашизм и похожие на него движения. Это грозит повторением истории.

3
2  
Это деньги...

3  
Читаешь и испытываешь страх, одновременно с ненавистью. А ведь такая участь выпала им, покалеченным физически и морально.... Ненавижу фашизм, заодно и бездушных ублюдков, которым убить человека ничего не стоит ради наживы и славы.

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]